Тайга, медведи и обломок Ан-24 | VisitAmur

Тайга, медведи и обломок Ан-24

Джиперы-экстремалы разведали маршрут к месту крушения двух самолетов

Приключенческий туризм становится все более востребованным и популярным. И в Амурской области есть все для его развития: быстрые реки для сплавов, горные вершины для восхождений, экзотические и труднодоступные места для геологических, палеонтологических экспедиций и экстремального спорта. Конечно, это туры не для слабых. Представьте: преодолев десятки километров по бурейской тайге на машине, вы пешком идете к «Храмовой горе», по пути любуясь красотами многовековых кедров, и выходите на побережье Бурейского моря. А на обратном пути делаете экстремальный зигзаг к месту крушения двух советских самолетов. Дорогу в забытый квадрат «амурских джунглей» разведали джиперы-экстремалы. О новом маршруте для смельчаков, полном драйва и опасностей, к месту трагедии почти сорокалетней давности, о которой российские кинематографисты сейчас снимают приключенческий фильм, читайте в новом выпуске проекта «Текст-тура».

Тайга хранит память

Эту невероятную историю и имя спасенной девушки знает весь мир. 24 августа 1981 года в амурском небе столкнулись тяжелый военный бомбардировщик и гражданский Ан-24, летевший из Сахалина в Благовещенск с посадкой в Комсомольске-на Амуре. Шансов остаться в живых быть не могло. Но каким-то сверхчудом из 27 пассажиров выжила 20-летняя студентка Благовещенского пединститута Лариса Савицкая. Обломки лайнеров, рухнувших с высоты 5 220 метров, разбросало по бурейской тайге. Один из таких артефактов обнаружили участники экспедиции, которую назвали «РЕЙС 811» и посвятили памяти погибших в той авиакатастрофе.

— Столько лет прошло, а тайга до сих пор хранит память, — говорит представитель федерации мультиспорта «Амурбайк» Роман Шабанов, проложивший с друзьями- велосипедистами не один уникальный маршрут в отдаленные и неизведанные туристами уголки дикой природы.

Очередной поход по труднопроходимым тропам привел любителей путешествий в невероятное место — к каменным останцам. Гранитные глыбы с крутыми склонами и выступами обнаружили на берегу Бурейского водохранилища. Природа создавала их в течение миллионов лет, благодаря чему они получили интересные очертания. Находка уже получила свое народное название — «Храмовая гора». А по пути к ним встречаются занесенные в Красную книгу Амурской области кедры. Их особенность в том, что деревья-исполины имеют очень длинный ствол. Словом, в этих местах есть чему удивляться и чем восхищаться.

— Наше впечатление от увиденного еще более усилилось, когда, уже возвращаясь назад, мы вспомнили, что всего в нескольких километрах находится место крушения двух самолетов. Поехали в том направлении и увидели: для джиперов-экстремалов маршрут сложный, но очень интересный — на внедорожниках проехать реально. Решили, что нельзя это оставлять без внимания. На тот момент мы еще не знали точных координат места катастрофы и, вернувшись в Благовещенск, начали эту тему раскручивать. С этого все началось, — вспомнил Роман Шабанов предысторию экспедиции.

Вирус драйва

Есть люди, которые всегда согласны на все. Проложить новый экстрим-тур представитель клуба «Амурбайк» предложил такому же, как и он, сумасшедшему путешественнику Мише Машенову. А тот уже эту идею, как вирус, распространил среди своих «внедорожных товарищей».

— Я работаю спасателем — Авиационный космический поиск спасения Росавиации. И увлекаюсь трофи-рейдами — это бездорожье, грязь, болота. Рома Шабанов сразу подумал про меня, — улыбается Михаил Машенов. — Звонит: «Миша, там в 1981 году разбились два самолета, можно съездить, попробовать найти остатки. Поставим точку на карте — мы там были — и память погибших почтим». Я начал копать историю. Сообщество внедорожников очень большое — люди разных сфер, интересов. Вышел на диспетчера, который дежурил в сутки авиакатастрофы. Потом нашли двух охотников из Бурейского района, которые были в тайге и видели следы крушения лайнеров. «В путь!» — дружно и хором. И в последний день июля в шесть утра мы стартовали от парковки торгового центра «Перекресток».

Собралось 9 экипажей — всего 23 человека, которых Машенов заразил вирусом драйва. В состав группы вошли представители амурского регионального отделения «Российской автомобильной организации», внедорожного клуба «Снежные волки», спортивно-технического клуба «Шатун», федерации мультиспорта «Амурбайк», дальневосточного туристического центра «Амур», администрации Бурейского района, спасатели, охотоведы. Среди участников был и фотокор «Амурской правды» Володя Воропаев — он стойко перенес трудности таежного похода, запечатлев все на видео и в фотокадрах. А это было реально испытание на прочность!

Маршрут для сильных духом

— У нас с Романом впервые был опыт поездки в труднодоступные места на джипах. Понравилось, — делится впечатлениями член федерации мультиспорта «Амурбайк» Андрей Харитонов. — Место падения самолетов находится на расстоянии примерно 120 километров от федеральной трассы. Во время пути мы протестировали все виды техники — российскую, японскую, американскую. Эта трасса идеально подходит для экстремального джип-тура. В некоторых местах пробивать дорогу пришлось буквально топором.

Любое из фото может быть ярким подтверждением этих слов. Все участники экспедиции едины во мнении: маршрут технически суперсложный, но от этого еще более интересный.

— Там дикое бездорожье: доезжаешь до смотровой площадки Бурейской ГЭС — и дальше вглубь тайги. И вот тут начинается самое веселое, — улыбается Михаил Машенов. — Когда-то в этих местах была проселочная дорога, местные по ней даже на «жигулях» проезжали, но теперь она уже вся заросла, ее размыло ручьями. Словом, полное отсутствие дорог — только одни направления. Навигатор GPS помогал не сбиться с пути и выбрать верную тропу там, где они еще остались.

Преодолев 80 километров, экспедиция сделала привал. Лагерь для ночлега готовили уже в полной темноте. Спали кто в палатках, кто в машинах. Утром двинулись дальше. Но часть джипов пришлось оставить: случились серьезные поломки. На одном внедорожнике произошло замыкание — чуть не сгорел. Другой периодически заводили с толкача: возникли проблемы с ходовой частью. Третий и вовсе ушел в аварийный режим, перестал заводиться — пришлось тянуть его за собой на тросе.

Смельчакам, которые захотят повторить этот маршрут, нужно быть готовым к тому, что техника испытает сильное потрясение. Эта дорога — настоящее испытание на прочность. По ней не едешь, а крадешься, с трудом продвигаясь вперед. На пути есть река, преодолевать которую нужно вброд. Вода высотой метра полтора, а после дождей и до двух. Велик риск, что машину может снести течением и перевернуть.

— Когда ехали туда, в Бугане лежал перевернутый трактор, — вспомнил Андрей Харитонов. — На обратной дороге его уже не видели. Пасечники и охотники там ездят только на больших машинах. То, что мы поехали на внедорожниках, это на свой страх и риск. Сломаешься или застрянешь, вытягивать тебя особо некому. С нами был Сергей Агафонов из спортивно-технического клуба «Шатун». Отличный мастер. Любую неисправность находил, чинил «на коленке». Поэтому самое правильное — ехать в компании надежных друзей.

Венок в память о погибших

Сначала участники экспедиции планировали ехать до самой точки крушения лайнеров на джипах. Но увидели, что впереди сплошь горные овраги да речки. А еще дождь пошел. Решили дальше идти пешком — так будет проще и быстрее. На пеший маршрут оставалось примерно километров девять. С собой взяли только маленькие рюкзаки с легким перекусом и воду. Хотя воду можно было и не брать: речки горные, чистые, можно прямо из ручья пить.

— Вышли мы на точку, где произошло столкновение в небе. Примерно определили радиус поиска и двинулись дальше. Я шел впереди остальных. И вдруг боковым зрением заметил предмет чужеродный. Взгляд опускаю: лежит кусок железа искореженный. Видно, что это обломок самолета. Стали разглядывать, а там даже номера сохранились, — в глазах спасателя-авиатора радость от находки артефакта.

Как потом покажет экспертиза, это кусок алюминиевой запчасти потерпевшего крушение Ан-24. Обломки лежали годами, пока в трудные 90-е местные жители не стали их собирать и вывозить из тайги, чтобы сдать на металл. Но, оказывается, что-то еще сохранилось. На месте находки участники экспедиции возложили венок, произвели из ракетниц салют в честь памяти погибших, а эту точку забили в навигаторы.

«На месте, где нашли Ларису Савицкую, березы до сих пор стоят скошенные»

— У нас оставался еще час на поиски, чтобы успеть вернуться к назначенному времени в лагерь. Мы решили свернуть с дороги и пройтись по тайге. Со слов выжившей Ларисы Савицкой, она спланировала на березовую рощу. Это, собственно, и смягчило удар о землю. Идем мы с Колей-егерем по лесу — и вот она, реально березовая роща. Там деревья по сей день стоят скошенные. Прямо видно, с какой стороны падал борт: макушки берез высокие, а потом все ниже и ниже... Жаль, репортера с нами не было, — сожалеет Михаил Машенов. — Отчетливо видно, что это и есть то самое место, где нашли выжившую в авиакатастрофе Савицкую. Мы пытались найти еще какие-нибудь обломки, но увидели на поляне свежие следы медведицы и медвежонка. Испытывать судьбу не стали и дальше не пошли.

Кругом медвежьи следы

Часть экстрим-тура проходит по территории государственного природного заказника «Андреевский» — это место обитания амурского тигра. Поэтому в перспективе пускать туристические группы на этот маршрут будут только с разрешения и в сопровождении охотоведов. В пути могут встретиться дикие звери. По словам егерей, в тех местах на квадратный километр 6—7 особей медведей.

Участники экспедиции кругом натыкались на медвежьи следы. И что самое опасное — рядом с большими следы маленьких медвежат. Таких встреч лучше избегать: любая мать будет защищать детеныша. Но в заповедной зоне охота запрещена, как и ношение оружия. Его никто не брал даже с целью обороны. Охотничье ружье было только у местного егеря, который отлично знает эти дикие места и был проводником экспедиции.

— Когда мы спать ложились, оставили гореть костры. Конечно, окопали их в целях безопасности — чтобы огонь ветром не раздуло. Ну и включили музыку в машинах. Посторонние звуки и запах костра отпугивают хищников. Медведь ведь просто ради интереса может подойти к лагерю: он же — хозяин тайги, надо понюхать, посмотреть, что к чему, кто это здесь появился. Меры предосторожности нужны, хотя в это время медведь сытый. В реках очень много рыбы, ягодники полные в тайге: брусника, шиповник, клюква, заросли дикой малины. Сами тоже ели. Встречали в пути зайцев, изюбря — приключений много было. Когда шли уже пешим маршрутом, то самого хозяина тайги спугнули, — вспоминает Михаил Машенов. — Выходим с егерем на поляну, а Потапыч только что ушел. Точнее, Потаповна. Мы это поняли по расползающимся муравьям. Медведи их очень любят, муравейники разваливают. По примятой траве было видно: здесь лежала медведица с медвежонком. Видимо, услышала нас и отошла в сторону. Ощущение не из приятных. Это было рядом с местом, где мы нашли обломок погибшего Ан-24.

«Там начинаешь ощущать то, что пережила эта женщина»

— Я с удовольствием согласился поехать в экспедицию. Но когда мы шли обратно и были уже на последнем издыхании, особенно на последнем подъеме, то возникла мысль: «И зачем мне это все было надо?!» — смеется председатель региональной общественной организации автоспорта Амурской области Анатолий Ветров.

Но в походе, где через каждые 200 метров приходилось вылезать из внедорожника, собирать бревна, поваленные в тайге, и дорогу мостить, было, конечно, не до смеха.

— Когда мы вышли к машинам, такая радость была. Особенно когда нашли деталь. Трагедия, конечно, но тем не менее это было увлекательное путешествие со всеми составляющими: с поломками машин, опасностями. А вот дождь на самом деле был даже в помощь — не было клещей и других насекомых. Марш-бросок тяжелый, но очень интересно. Я бы еще раз поехал в такую экспедицию. Мы увидели то, чего в обычной жизни никогда бы не увидели и не прочувствовали.

— Место знаковое хотя бы потому, что там выжил человек в авиакатастрофе, что бывает в одном случае на миллион. Когда там находишься, начинаешь представлять, как все происходило, — поделилась впечатлением руководитель дальневосточного туристического центра «Амур» Оксана Савченко, которая не побоялась отправиться в рискованную поездку с мужчинами на УАЗе. — Лариса Савицкая после восьми минут падения осталась жива, после чего еще трое суток пробыла в тайге — все это просто не укладывается в голове. Там буквально начинаешь ощущать то, что пережила эта женщина. Мы не планируем делать из этого место паломничества туристов. Мы уважаем память. Но эта история вполне может стать яркой описательной частью одного из маршрутов.

P.S. «Одна» — так называется художественный фильм-катастрофа о Ларисе Савицкой, который снимают в Пермском крае. Бывшая амурчанка присутствует на площадке в роли консультанта. Насколько киноистория достоверна и близка к действительности — откровенное интервью одного из реальных свидетелей трагических августовских событий 1981 года читайте в ближайшие дни.

Рекомендуем

Походы
Весенний сплав
Походы
Армейский марш-бросок «Михайловские столбы»

Туры

"Путь викингов" Экскурсионный
1 день от 500 руб.
"ОСТРОВ" БЕЛОСНЕЖНЫХ ПЕСКОВ Приключенческий
3-7 дней от 12300 руб.
«Космический» тур Технотуризм
1 день от 2900 руб.

Приключения

На земле

Здесь отдыхаешь душой: усадьба «Куруктачи» рассказывает о новинках сезона

В космосе

Космодром Восточный

На земле

Любителей природы и лошадей ждут на отдых у амурского села Черемхово