До оленей любой ценой | VisitAmur

До оленей любой ценой

Амурская правда» побывала в самом труднодоступном эвенкийском селе области

16 часов понадобилось «Амурской правде» в команде самых отчаянных исследователей новых туристических мест, чтобы добраться из Благовещенска до кочующих вместе с оленями в тайге Зейского района эвенков. Окунуться в быт и жизнь коренного малочисленного народа хотят многие, а удается это только самым смелым и настойчивым. До мечты — больше 800 километров. Наша экспедиция пересекла несколько районов области, затем Зейское море, побывала на Дне оленевода и охотника в национальном селе Бомнак, научилась готовить эвенкийские лепешки и пельмени с оленьим мясом, прокатилась на оленях в тайге на границе Амурской области и Якутии. О полной перезагрузке амурской тайгой для привыкшего к суете городского жителя — в этом репортаже.

Маршрут не для каждого

Побывать на Дне оленевода и охотника, пожалуй, мечта любого журналиста. Когда гендиректор компании «Экспедиционная Группа «Тайга Икс-Тур» Роман Шабанов задумал поездку на праздник в село Бомнак, легко втянулся в эту авантюру наш фотокорреспондент Владимир Воропаев, который неслучайно зовет себя этническим фотографом. Отказаться от такой возможности не смогла и я.

— Мне очень нравится День оленевода. Каждый год я стараюсь побывать на празднике и открыть для себя новые места. Бомнак для меня был знаковой точкой на карте области — я слышал, что там находится могила известного эвенка Улукиткана. И в принципе странно заниматься развитием туризма в Амурской области и не побывать там, — уверен идейный вдохновитель поездки Роман Шабанов. — Плюс мне интересна эта территория с точки зрения туристических идей, поэтому это еще и разведка: дорог, мест, где можно остановиться, и знакомство с людьми, с которыми в дальнейшем можно сотрудничать.

Вместе с журналистами и представителем Туристско-информационного центра Амурской области в поездку отправилась гендиректор Дальневосточного турцентра «Амур» Оксана Савченко с супругом Павлом — легкие на подъем путешественники были уже во многих труднодоступных точках Приамурья. Самое мягкое слово для нашей компании — экстремалы. Впрочем, тем, кто ищет легких путей, не стоит собирать чемоданы в Бомнак. Эта дорога откроет свои тайны только тем, кто не боится трудностей.

Море без конца и без края

Мы стартовали из Благовещенска на двух внедорожниках — японском Nissan Safari и отечественном «ГАЗ-Соболь». Путь в 500 километров до города Зеи занял в среднем 8 часов. После разминки затекших спин и обеда снова — в дорогу. Из Зеи маршрут пошел по льду Зейского водохранилища до поселка Верхнезейск, оттуда снова по льду — еще 30 километров до села Бомнак. «Что-то мне подсказывает, что нас ждет самая трудная часть пути», — размышляю после выезда на лед. Супруги Савченко кивают — так и есть.

Фото: Владимир Воропаев

Водохранилище не зря зовут морем — в некоторых местах берег терялся за снежной пустыней и казалось, что наш путь бесконечен. Живописные скалы и бескрайнее синее небо — природа амурского севера никого не оставит равнодушным. То тут, то там выскакивали снежные «грибы» — стволы затопленных деревьев, украшенные шапками изо льда. Они образуются из-за колебаний воды в искусственном море.

Фотографироваться с чудом природы нелегко — нога проваливается в сугробы почти по колено. Уже в конце зимы водохранилище замело снегом, а в малоснежные зимы лед настолько прозрачен, что глубина просматривается на несколько метров. Выяснилось, что сгореть можно не только летом — яркое солнце отражается от снега и ослепляет. Поэтому мы вернулись домой с загаром — как будто с юга.

Фото: Владимир Воропаев

Местный житель Паша по «морскому» пути показывает и другие местные «достопримечательности» — реку Гилюй (приток Зеи) и метеостанцию на берегу. Успеваем обсудить политические события, а кто-то — даже подремать. Накатанная колея не дает сбиться с пути, но за Снежногорском мы уточняем направление у встречных машин. Понимаю, что отправляться в этот путь без местного жителя не стоит — риск заплутать велик. Дорога из Зеи до Бомнака заняла около четырех часов. Подъезжаем к селу уже в темноте — от огней в окнах на душе становится радостно.

Деревенский мир

Северное село стоит прямо на берегу Зейского водохранилища. В переводе с эвенкийского языка «бомнак» — ущелье. Нередко полноводная река летом «цепляет» нижнюю улицу, названную именем самого известного эвенка Улукиткана — друга знаменитого писателя-геодезиста, исследователя Григория Федосеева. Поэтому вдоль дороги лежат разбросанные водой деревянные коряги.

Фото: Владимир Воропаев

Здесь нет гостиниц, остановиться путешественнику можно только у гостеприимных жителей. Нам во временное пользование достался деревянный домик практически без мебели — опытные туристы взяли с собой спальники, которые расстелили прямо на пол.

Деревянный Бомнак живет на печном отоплении, вода привозная — через день за плату водовозка развозит и разливает ее в специальные бочки. Как говорят местные жители, из-за того, что поселок расположен на сопке, пробить скважину невозможно. Моются по старинке — в тазу, в отдельные дни топят бани.

Фото: Владимир Воропаев

Гостеприимная экс-глава общины «Юктэ» (в переводе с эвенкийского — «родник») Елена Колесова встречает нас на ужин пловом с олениной и национальным блюдом «тала» — салатом из сырой рыбы с луком и уксусом.

— Эвенки все лето живут на рыбе, ну а зимой без мяса — никак. Я лежала в больнице с коронавирусом: вкусно кормят, но так скучала по нашей еде! Оленину долго варить нельзя — будет жесткой, — делится кулинарными секретами Елена Григорьевна, которая с малых лет росла в тайге, а потом кочевала вслед за оленями с мужем и маленькими детьми.

Она одна из немногих оставшихся представителей коренных эвенков, ведущих традиционный образ жизни. Хотя и передала бразды правления общиной сыну, весь быт таежников на ней — при каждом удобном случае она везет в таежный лагерь продукты, топливо, инструменты.

Очищение огнем и танцы

На следующий день Бомнак собрался на День оленевода и охотника — праздник проходит на льду Зеи. На нем заранее установили сцену и теплую палатку, а утром начали раскладывать товар местных мастериц и национальные угощения.

Фотограф «Амурской правды» Владимир Воропаев играл на национальном инструменте — хомусе и эвенкийском бубне, сделанном из оленьей кожи.

По традиции эвенкийского народа всех гостей встречают небесные ворота «Чичипкан»: сложенные треугольником деревянные стволы. Когда человек проходит через них, его окуривают дымом багульника.

Фото: Владимир Воропаев

— Обряд очищения — главный у эвенков. Это делается для того, чтобы очистить человека от всего негативного. Пройдя через врата, каждый завязывает ленточку на ветке дерева и загадывает желание. Здесь же разжигают большой костер для духов, что называется обрядом кормления огня. Ему издревле поклонялись эвенки, ведь без этой стихии в суровой тайге не выжить, — рассказывает Галина Боторкина.

Для фотосессии установили стилизованный эвенкийский чум. На столах мастериц изделия из кожи, перьев и бисера. Для эвенков это не просто украшения — считалось, что они защищают от злых духов. Свои поделки и копченую щуку желающим предлагает местная мастерица Жанара. В Бомнак она приехала 20 лет назад из Казахстана, вышла замуж за местного жителя, родила двоих детей и окончательно втянулась в местный быт: каждый житель здесь, от мала до велика, рыбак или охотник.

Фото: Владимир Воропаев

Свои сувениры представили местные детский сад и школа.

— Обереги для защиты дома, для женской красоты. Их меня научила делать свекровь, она передает традиции народа и моим детям, — показывает свои работы коренная жительница Бомнака и учитель биологии и химии Мария Корсакова. Она замужем за представителем малочисленного народа. Муж сейчас добывает пропитание в тайге, жена не видит супруга по несколько месяцев.

«Мы жили десять лет во Владивостоке и вернулись, — продолжает Мария. — Думаю, не нужно было вообще отсюда уезжать. Родная земля — это часть нас».

Фото: Владимир Воропаев

Рядом хозяйки угощают гостей традиционными яствами — мясом дикого оленя, замороженной ягодой и строганиной. От замороженной рыбы ловко отрезают большим ножом тонкие пластины и едят их, окуная в специи.

Главные звезды праздника — местные школьники, которые танцуют в коллективе «Юктэкэн», что в переводе с эвенкийского означает «родничок». Ребята изображают птиц, оленей и охотников в национальных костюмах.

Фото: Владимир Воропаев

— Я три года в коллективе, мне очень нравится, — говорит одиннадцатиклассник Антон Лиханов. — В нашем танце нет главных — все на равных. Знаю о традициях от бабушки и дедушки. Они — эвенки, говорят на родном языке. Я только отдельные слова понимаю, — признается подросток и тут же добавляет: — В тайгу уже очень хочется! Там старики говорят по-эвенкийски, на оленях кататься весело. Там и охота, а сейчас хариус пойдет, это моя любимая пора — пойдем рыбачить.

Праздник без оленей

Среди традиционных конкурсов национального праздника — перетягивание палки и прыжки через нарты. А самые ловкие соревновались в ловле оленя с помощью маута — специальной веревки из оленьей кожи. Задача — не только накинуть петлю на рога, но и затянуть ее так, чтобы олень точно не выбрался из ловушки.

— У каждого своя техника, трудно сказать, как это делать правильно — все приходит с опытом. В принципе это не трудно, — заверяет Никита Михайлов, который уже давно набил руку на ловле оленей. С детства он немало времени провел в тайге и сейчас приезжает в родное село поохотиться и порыбачить.

Фото: Владимир Воропаев

Вот только в роли оленя выступал человек — настоящих копытных на празднике не видели несколько лет. В селе официально сохраняются две общины, и добраться на праздник представителям из тайги — задача не из легких. Сами оленеводы отмечают, что сделать это возможно только на автотранспорте — ближайшая стоянка кочующего стада находится на границе с Якутией.

Местные жители вспоминают, какими масштабными и яркими были раньше праздники. Здесь устраивали большие гонки на оленьих упряжках, причем не только среди мужчин, но и среди женщин. Сейчас многие дети видят оленей только на картинке. К слову, журналисты в отдаленном селе тоже большая редкость.

— В поселке 470 жителей, около половины из них — эвенки. У нас всего две родовые общины, и везти оленей ради праздника на такое большое расстояние только для того, чтобы показать людям, не совсем гуманно, — считает глава Бомнака Марина Подолько. — Мы сохраняем и другие традиции: национальные костюмы, танцы и так далее. Наш праздник — не только для охотников и оленеводов, это праздник традиций и встреч. В Тындинском районе родовые общины сами приезжают и устраивают праздник, у нашего поселка нет такой возможности.

Трудный путь в тайгу

Преодолеть сотни километров и не увидеть оленей — такой мысли не допустил ни один участник нашей отчаянной компании. А потому на следующий день мы снова отправились в путь, прихватив Елену Колесову.

— Скоро по водохранилищу не проедешь. А единственная дорога, по которой можно уехать из Бомнака, — эта, Емельяновская. Жители ездят по ней до станции Улак — оттуда можно в любом направлении уехать. Но дорога здесь весной и осенью очень тяжелая — даже частника за большие деньги не найдешь, — рассказывает Елена Григорьевна, пока мы преодолеваем местами растаявшую до каши трассу.

По этому пути ездит и тяжелая техника: вокруг поселка работают золотодобытчики и заготовщики леса. С этой дороги мы выходим на трассу Улак — Эльга, построенную специально под месторождение. Перевалочная база общины расположена примерно в 160 километрах от Бомнака — на границе с Якутией.

«Обязательно нужно отдать что-то ценное», — говорит Елена Колесова, и мы останавливаемся на трассе около украшенной яркими ленточками березы. Эвенки верят, что, пересекая границу регионов, нужно задобрить «чужих» духов. Мы оставляем монетки и загадываем желание, повязывая ленты.

— Эту дорогу построили по нартовому пути — это тот самый путь, по которому ездили на оленях наши предки. И здесь, на границе с Якутией, они оставляли письма, стихи, шкатулки — здесь был целый алтарь. Дорожники от него ничего не оставили, — делится Елена Колесова.

Наконец спускаемся с трассы в лес — по пути опытная Елена Колесова показывает заячьи следы, а на лиственнице — мох, из которого эвенки делают свечи. В палатке нас уже ждут, затоплена «буржуйка» и кипящий чайник. В такой палатке оленеводы живут всю зиму — а морозы в этих краях держатся на отметке -50. Чтобы согреться, укрываются оленьими шкурами.

Фото: Владимир Воропаев

Елена Григорьевна достает мешок с щукой и принимается за разделку — ждет из тайги сына, которому и передаст пищу для оленеводов. Сам лагерь уходит на 17 километров в глубь тайги. Кажется, совсем малость — но оленья упряжка преодолевала этот путь два часа.

Мы поедем, мы помчимся

Встреча упряжки проходит бурно — мало кто из нашей компании видел оленей своими глазами. Животные запряжены в нарты — специальные сани, на которых перевозят людей и грузы. Домашние олени робко отворачиваются от гостей — запахи незнакомые, но мы настойчиво предлагаем им отведать соли. Сотни лет эвенки идут вслед за оленем, а не наоборот — как говорят опытные оленеводы. Подчинить своей воле это животное не удается, а потому для эвенка олень — это неотъемлемая часть уникального образа жизни.

Многие считают, что оленей держат на мясо – это не так. Питаются эвенки мясом диких оленей, из их шкур шьют одежу и унты, а забить домашнего – это большая редкость. Фото: Владимир Воропаев

Перед прогулкой на упряжке получаем инструкции: ноги нужно держать плотно к нартам, не поднимать их — олени бегут мимо деревьев, и есть риск травм.

При первой попытке задние нарты весело заваливаются вбок — развязался ремень, держащий сани. Приходится выбираться из снежного плена — сугробы здесь доходят до пояса. «Мы поедем, мы помчимся!» — затягиваем недружными голосами песню, пока послушные олени везут нас по снежной тайге.

Елена Григорьевна рассказывает, что раньше оленей возили из тайги на праздник в село. Однажды в общину приехала большая компания китайских туристов — сами оплатили доставку животных в Бомнак и обратно на автомобилях. «Ехать можно только на машинах, однажды мы гнали оленей пешком — в пути двое погибло», — поясняет Мария Исакова, которая с малых лет хозяйничает в чуме в тайге.

В общине «Юктэ» порядка 300 оленей. Как вспоминает Елена Колесова, в советское время местный совхоз держал 7 тысяч голов

— Я уже 20 лет назад задумалась о туризме, и поминутно сделала маршрут из Благовещенска. Дом купила для мастерской — чтобы женщины делали сувениры для туристов. Но потом нам не продлили аренду наших земель, пришлось заниматься серьезными вопросами и ходить по судам. У нас для развития туризма есть все: тайга, олени, украшения, обереги, сумочки. Мы готовы делать изделия из кости, а брат мой делает охотничьи ножи. Общение с оленеводами тоже очень интересно людям, — уверена Елена Колесова. Ее туристические планы снова набирают силу — община спустя семь лет возвращается из Якутии в родные места.

«Пандемия стимулировала интерес к этнотуризму»


— Тема этнотуризма возникла, когда началась пандемия. Мы начали открывать новые точки для туристов, так как были разрешены только туры на природу. В Амурской области три населенных пункта, в которых проживают эвенки, — это Ивановское Селемджинского района, Усть-Уркима Тындинского района и Бомнак Зейского района, — говорит гендиректор туристического центра «Амур» Оксана Савченко. — Когда мы впервые посетили День оленевода в Ивановском, то мой «директ» в соцсетях был просто взорван — люди спрашивали, как можно увидеть это своими глазами. Интерес к такому туризму сейчас растет. Стоимость такого тура — порядка 55 тысяч рублей. Для этнических программ это не дорого — мы смотрели подобные направления в центральной части страны. Чтобы привезти туриста, нужно провести большую подготовительную работу: это дорога, размещение, питание, страховка и сама программа. Пока мы остановились на Усть-Уркиме: там у самих жителей есть большой интерес к развитию туризма, активная семья Драй. Уже проложен маршрут и фактория «Сивагли» в живописном месте, где могут остановиться туристы. Очень обширная программа гастротура: местные жители готовы предложить самые необычные национальные блюда. И турист — непосредственный участник бытовой жизни эвенков, это очень интересно.


Но мы готовы рассматривать и новые направления. На Бомнак можно было бы сделать интересный маршрут: выехать заранее, до Дня оленевода, день провести в Зее — город очень интересен с туристической точки зрения, это один из трех первых городов Амурской области. Здесь есть уникальный музей золотодобычи, шикарная панорама, плюс промышленный туризм — Зейская ГЭС. Здесь тоже можно рассказать много интересного, вспомнить красивые эвенкийские легенды. А следующая остановка — это уже Бомнак, где много интересных людей, мастериц, можно показать быт эвенков. И последний этап — выезд в тайгу. Для обычного человека это большое событие — знакомство с оленями. Общение и чай в эвенкийском чуме, можно сделать на месте мастер-класс по изготовлению свечи — чтобы люди уехали с сувенирами из тайги. Это событийный тур, привязанный ко Дню оленевода. Но так как официальной дороги по Зейскому водохранилищу нет, пока мы рассматриваем маршрут по железной дороге до Верхнезейска, а оттуда на автотранспорте в Бомнак на праздник и затем к оленям.

«Амурская правда» и Туристско-информационный центр Амурской области продолжают совместный проект «Текст-Тура». Еще больше о туристических маршрутах, походах, экскурсиях, достопримечательностях, мероприятиях и развлечениях вы можете узнать на площадке https://taplink.cc/amur_travel и по телефону +7 (914) 615-02-83.

Рекомендуем

Маршруты
«Шамбала-Пинежье»
Походы
Тропа здоровья "Гора белая"

Туры

Куруктачи и Храмовые горы: тур в Бурейский район Экологический
3 дня от 12000 руб. 7-9 октября
Путешествие в Пинежье Приключенческий
1 день от 5000 руб.
"От Земли до Марса", экскурсионный тур на космодром Технотуризм
7 часов от 4 руб. по запросу

Приключения

В городе

Как мы дошли до ручки

В горах

«Гора Бекельдеуль – восхождение к небу»

В горах

Покоренный хребет